Год Роухани: почему «смайлик в чалме» разочаровал иранцев

1

Скоро исполняется год со дня избрания президентом Ирана Хасана Роухани. Прошлой весной иранцы связывали с его приходом к власти большие надежды. Новый иранский лидер, получивший за свой большой переговорный опыт прозвище «шейх-дипломат», считался политиком, способным вывести ИРИ из международной изоляции, покончить с санкциями и открыть перспективы для развития иранской экономики. Помимо поддержки со стороны высшего иранского духовенства, победе Роухани в немалой степени способствовало недовольство иранцев командой бывшего президента Махмуда Ахмадинежада, их нежелание жить в условиях «осаждённой крепости». Однако, анализируя итоги прошедшего года, можно сделать вывод, что простых решений не бывает и мягкий Роухани принёс гражданам ИРИ больше разочарований, чем твёрдый и неуступчивый Ахмадинежад.

Переговоры по ядерной проблеме: воз и ныне там

Выступление Хасана Роухани на прошлогодней сентябрьской сессии Генеральной Ассамблеи ООН и его телефонный разговор с президентом Обамой вызвали как внутри Ирана, так и за его пределами эйфорию, связанную с надеждами на скорое урегулирование ирано-американских противоречий. Нынешний исторический этап Роухани назвал эпохой надежды и умеренности, которая позволит, наконец, Исламской республике занять достойное место в мировой экономике и политике. Некоторые аналитики, такие, например, как эксперт Фонда Карнеги Джим Лоуб, заговорили о переориентации американской политики на Ближнем Востоке. Они уверяли, что Вашингтон готов отказаться от многолетнего стратегического партнёрства с Саудовской Аравией ради союза с Тегераном. С этим связывали саудовскую истерику в октябре прошлого года, которая привела к отказу Королевства от места в Совете Безопасности ООН.

Однако прошло полгода, и всё вернулось на круги своя. На женевских переговорах в ноябре Иран пошёл на беспрецедентные уступки «шестёрке», согласившись не обогащать уран свыше 5%, полностью открыть для иностранных проверок все ядерные объекты ИРИ, не увеличивать количество центрифуг. Однако США и их союзники разморозили лишь 4 из 180 миллиардов иранских долларов, «зависших» в западных банках. Заместитель госсекретаря США Уэнди Шерман позволила себе в марте этого года грубо оскорбить иранский народ, заявив, что ему «генетически присуща лживость». Если бы такое высказывание было сделано по поводу евреев или афроамериканцев, проживающих в США, даму-дипломата затаскали бы по судам, а на её карьере впору было бы ставить жирный крест. Но наиболее вопиющим проявлением западного лицемерия стали абсурдные и не относящиеся напрямую к иранской ядерной проблеме претензии — такие, например, как требование закрыть ракетостроительную промышленность ИРИ. Становится ясно, что целью Вашингтона является не достижение прогресса на переговорах, а их максимальное затягивание. Стратегия США заключается в том, чтобы держать Иран «на медленном огне».

Президент против КСИР

Впрочем, не стоило ждать от президента Роухани чуда. При всём желании он не смог бы за один год вывести страну из международной изоляции, в которой она пребывала несколько десятилетий. Куда более серьёзной претензией со стороны иранцев является то, что президент пытается решить экономические проблемы страны, перекладывая их на плечи сограждан и заставляя их ещё туже затягивать пояса. Выступая в меджлисе в связи с обсуждением бюджета на новый 2014 год (1436 год хиджры), президент предложил урезать правительственные субсидии на бензин и электроэнергию и полностью прекратить материальную помощь иранским семьям. Правительство до последнего момента выплачивало 15 долларов в месяц на каждого члена семьи. И с учётом многодетности и сравнительно низких цен в глубинке это было серьёзным подспорьем для малоимущих иранцев.

Добавить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

clear formОтправить